«Нас пугали убийствами детей», — гинеколог первой в Беларуси отказалась делать аборты. Почему?

«Нас пугали убийствами детей», — гинеколог первой в Беларуси отказалась делать аборты. Почему?

Во всем Логойском районе уже четыре года не делают аборты. В начале 2015 года последняя гинеколог местной районной больницы написала заявление и отказалась от такой работы.


Главное о Логойске, где не делают абортов

С 2014 года врачи имеют законное право отказываться от проведения абортов.

Если женщина настаивает на аборте, то все обследования могут провести в Логойске, но на операцию отправят в Минск.

Число женщин, которые обращаются, чтобы сделать аборт, уменьшилось в 2–3 раза.

За последние два года 19 жительниц Логойска, которые хотели сделать аборт, передумали и родили детей.

В Логойск едут рожать из других городов, по консультации обращаются врачи из других регионов Беларуси и из-за рубежа.

Ирина Козловская не выступает за запрет абортов, но добивается, чтобы роженицы и врачи относились к беременности ответственнее.

Абортов в Логойске не делают. Но есть два исключения

В 2014 году в Беларуси приняли закон, который позволяет врачам отказываться делать аборты. Обоснований никаких не надо. Единственное, администрация больницы должна убедиться, что есть другие врачи, которые могут сделать аборт.

Ирина Козловская, акушер-гинеколог Логойской центральной районной больницы, сразу после новости о законе написала заявление и отказалась выполнять аборты. Хотя закон вступал в силу только через полгода.

Менее чем за год все здешние гинекологи (это еще пять врачей) сделали так же. И с февраля 2015 года в Логойске абортов не делают. За исключением двух случаев.

Во-первых, когда жизни женщины что-то угрожает. Во-вторых, если есть «социальное показание». Ведь если женщина уже лишена родительских прав или если ее изнасиловали, то врач не может отказаться от аборта.

Но, если женщина хочет прервать беременность по собственному желанию, с ней сначала разговаривает психолог. Если после этого она настаивает на аборте, то ложится в больницу в Логойске, где делают все обследования, а на саму процедуру отвозят в Минский областной госпиталь.

Первые годы о Логойске как городе без абортов знали только свои. А в октябре 2017 года сюда привезли пресс-тур. И на логойских врачей обрушились комментаторы в социальных сетях.

– Нас пугали убийствами детей и криминальными родами. Но ничего такого у нас не случалось, – говорит Ирина. – Писали, что мы не делаем абортов, а потом тех самых женщин принимаем в платных центрах. Но двойной игры никто так и не доказал.

Лежа на каталке после родов, пообещала стать гинекологом

Ирина решила стать гинекологом, когда студенткой попала в родильное отделение. На третьем курсе она неожиданно для себя забеременела. И попала к врачам, которые не знали, как разговаривать со студенткой о беременности.

– Я прошла через неоднозначное отношение своего окружения из-за давления родственников, которые были, мягко говоря, недовольны. Они видели в беременности конец жизни и карьеры, – вспоминает Ирина.

В определенный момент девушка задумалась об аборте. Но потом к ней пришли знакомые, которые поздравили Ирину с будущим материнством.

– В общежитии меня накормили мороженым с клубникой. Причем они говорили: «Тебе нельзя, но надо». И вот то мороженое с клубникой спасло жизнь моему ребенку, – говорит Ирина.

После родов, еще в больнице, Ирина пообещала врачам, что станет гинекологом.

– Как пациент я кухню увидела, – говорит Ирина. – Теперь хотела посмотреть на это с другой стороны. Возможно, захотела сделать систему лучше.

Она пошла в декретный отпуск, вышла замуж за отца своего ребенка, потом вернулась в медицинский университет и получила специальность гинеколога, как и обещала.

«Беременность воспринимается как проблема, болезнь и авантюра»

Ирина вспоминает свою учебу в медицинском университете. Первой манипуляцией, которой обучали студентов, было прерывание беременности. Но она не считает это медицинской помощью.

– У нас заведено, что гинеколог – это не врач, который дарит жизнь, а тот, кто должен помочь женщине в трудной ситуации незапланированной беременности. Я не считаю аборт по желанию женщины помощью женщине.

Если женщина приходит сделать аборт, с ней должен прежде всего поговорить психолог, считает Ирина. После 2014 года консультирование сделали обязательным. Ранее женщины попадали прямиком к гинекологу. Нередко врачи прежде всего спрашивали, не хочет ли женщина сделать аборт.

– Наши врачи говорят: «О, поздравляем, вы беременны!» Понимаете? Когда женщина сомневается, не видя от других поддержки, ей хватает вот этого. Закрадывается мысль, что, может, не так все плохо?

В свое понимание «лучшей системы» она вкладывает не только изменения в здравоохранении. Она говорит, что в обществе следует изменить восприятие материнства.

– Беременность до сих пор в первую очередь воспринимается как проблема, болезнь и авантюра, – говорит Ирина. – Нет позитивной картины материнства, отцовства в принципе. Людям кажется, что это что-то из области фантастики.

По мнению Ирины, доступность абортов привела к тому, что у людей отношение к этой процедуре – как к походу в стоматологический кабинет.

– Кто-то даже стоматологов боится больше, чем аборта! – говорит Ирина.

Абортов в районе стали делать в несколько раз меньше

В 2018 году в Логойске больницу, чтобы сделать аборт, обратились 27 женщин. Десять из них передумали и решили рожать. Примерно такая же ситуация была в 2017-м. Выходит, жительницы Логойска делают примерно один аборт на три недели. Стоит добавить, что не все обращаются в Логойск. И раньше, и сейчас около трети беременных рожали или делали аборты в Минске.

Статистики абортов в Логойске до 2017 года нет. Ее просто не вели. Насколько меньше их делают сейчас, врачи могут сказать только приблизительно. Во всяком случае, раньше было больше в разы.

– Я помню, был большой поток, – говорит Ирина. – Истории прерывания беременности у нас напечатаны на желтой бумаге. И регулярно «желтая история» по крайней мере в одной папке с палаты лежала.

Василий Козловский, Иринин муж и анестезиолог Логойской ЦРБ, помнит времена, когда за неделю делали 3–5 абортов.

– Редко когда абортов не было совсем, – говорит Василий. – А бывало, что в один день было два-три прерывания. В среднем обращались раза в два-три больше, чем сейчас.

Ирина говорит, что в городе сейчас растет спрос на планирование семьи.

– Люди сейчас больше приходят по вариантам планирования семьи. Значит, все-таки что-то работает.

«Уговорить женщину сохранить беременность нереально»

Треть женщин в Логойске, которые обратились в прошлом году и хотели сделать аборт, решили сохранить беременность. Но Ирина подчеркивает, что их не уговаривают.

– Со стажем работы понимаешь, что уговорить женщину сохранить беременность нереально, если она этого действительно не хочет, – говорит доктор.

Она поясняет, что женщин просто спрашивают, в каких других обстоятельствах они бы родили этого ребенка.

– Отношения с мужем она не изменит. Если сегодня все плохо, то и через месяц так останется. Так почему она выбирает жизнь с нелюбимым мужем, но делает выбор против ребенка? – говорит Ирина. – Мое видение аборта и прерывания беременности в том, что нужно бороться не против абортов, а за женщину. Разбираться с причинами, почему женщина хочет сделать аборт.

Сегодня в логойской больнице готовится проект партнерских родов. Ирина говорит, что речь должна идти о партнерстве не только с мужчиной, но и с медиком.

– Если партнеры попадают на роды после специальных занятий, то происходит совсем другая коммуникация. Такие роды проходят мягче и спокойнее.

В идеале она видит роддом семейного типа. В таком случае, по мнению Ирины, женщина будет меньше бояться родов и самих врачей.

– Я думаю, в таком случае вопрос прерывания беременности не будет стоять так остро, – говорит Ирина. – Если женщина увидит поддержку со стороны общества и медработников, аборт перестанет быть решением проблемы.

«Я не осталась без работы, как мне предрекали»

Сегодня Министерство здравоохранения гордится Логойском и инициативой местных врачей. А в сентябре 2017 года местные гинекологи беспокоились, останутся ли они вообще на работе.

С 2015 года здесь не делали абортов, но это нигде не афишировалось – врачи имели такое право. Всех женщин, которые приходили делать аборт, они все равно клали в стационар и возили на машине скорой помощи в Минск только на саму операцию.

А потом, в 2017 году, о Логойске упомянули в прессе – и об этом узнал Минздрав. 1 сентября Ирине позвонили из министерства.

– Нам дали понять, что нас едут ругать, что мы нарушители закона и всех прав человека. А потом оказалось, что к нам едет пресс-тур и мы все молодцы.

Потом ее пригласили на телевидение, где за кулисами пригрозили увольнением за такую ​​инициативу.

– Я имела неосторожность заявить, что у врача тоже есть права, – говорит Ирина. – Но я не осталась без работы, как мне предрекали.

В тот же год Ирина Козловская получила диплом на конкурсе «Женщина года». По словам главного врача Юрия Будько, в больницу теперь обращаются за консультациями и из других регионов Беларуси, и из-за рубежа.

– К нам из Минска едут рожать, – говорит Ирина. – Потому что есть люди, которые считают, что доктор, который делает аборты, не может принимать роды.

«Я против запрета на аборты»

Логойск – не первый город, где перестали делать аборты. Есть частные медицинские центры в Борисове, Жодино, Гродно, которые принципиально не проводят абортов, хотя могли бы это делать.

– Отдельных врачей, кто отказывается в этом участвовать, хватает везде, – говорит Ирина. – Я знаю несколько анестезиологов, кто категорически отказывается от прерывания беременности и имеет на это право.

Отказ делать аборты в Логойске – это не организованный проект. Религия здесь тоже ни при чем. Хотя церковь и костел всегда поддерживают пролайферские организации (в защиту жизни и против абортов). Просто так получилось, что за инициативой одного врача потянулись другие.

– Ведь это неоднозначная процедура, – говорит Ирина. – Сегодня аборт – это решение женщины, которое выполняют медики. Эту ответственность она разделяет с ними, а не с близкими людьми.

Врач подчеркивает, что она не выступает за полный запрет абортов. Но она за то, чтобы аборты делали медикаментозным путем. В таком случае только женщина решает, принимать ли ей таблетку.

– Очень частая ситуация, когда женщина с сомнениями приходит на хирургический аборт, ей внутривенно вводят лекарства для наркоза, и тут она под наркозом начинает кричать: «Я не хочу, я не буду». Насколько правомочно в такой ситуации продолжать процедуру?

Логойских врачей пугали, что через их инициативу в городе начнутся криминальные роды, женщины начнут выбрасывать детей на мусорные свалки. Но за четыре года такого не произошло ни разу.

Ирина, напротив, считает, что если в обществе проще относятся к абортам и нерожденным детям, то в дальнейшем это переносится на младенцев и на общество в целом. По ее мнению, это ведет к обесцениванию человеческой жизни.

– И если мы так безразлично относимся к абортам, то что мешает в дальнейшем безразлично относиться к пожилым людям или людям с инвалидностью? Как к бесполезным людям, которые стали бременем для общества. Вот отсюда мы получаем выброшенных и убитых детей.

Гинекологи-оппоненты: «Нельзя перекладывать свою работу на других людей»

Ирина говорит, что вне Логойска у нее много оппонентов среди коллег. Ведь гинекологи часто смотрят на аборты как на неотъемлемую часть профессии. В их числе Наталья, доктор-интерн из Гродно.

– В целом я против того, чтобы люди, которые учились на акушеров-гинекологов, отказывались от части своей работы, – говорит Наталья. – Зачем они занимали места в той же субординатуре, если заранее знали, что, например, из религиозных или каких-то других убеждений не будут делать аборты? Есть много других специальностей, которые этого не требуют.

Я считаю, что, если ты уже идешь в такую ​​сферу, аборты становятся твоим долгом. И перекладывать свою работу на других людей нельзя.

Беларусь – небольшая страна, и поэтому отказ врачей делать аборты в одном небольшом городе серьезной проблемы не вызовет. Тем более если женщину еще и транспортируют в Минск. Но что делать, если откажется большинство гинекологов? Это может повлечь за собой серьезные проблемы.

Аборт был, есть и будет всегда. Легальный или нелегальный, но он необходим женщинам. Лучше максимально обезопасить женщин. У меня есть знакомые старшего поколения, которые через недоступность легального медицинского аборта обращались к людям, которые могли сделать уголовный аборт.

Уголовные роды – это неизбежно. Мы живем в XXI веке, и женщина имеет право распоряжаться своей жизнью (потому что именно ее жизнь первостепенна, а не жизнедеятельность эмбриона). И медицина ни в коем случае не должна лишать женщину этого права.

10.03.2019 | «Нас пугали убийствами детей». Эта гинеколог первой в Беларуси отказалась делать аборты. Почему? : По материалам Портала «citydog.by»
Фото | Архив фотографий проекта Две лепты dve-lepti.ru

1 комментарий

  1. Что касается стояния. Общество всколыхнулось, когда Патриарх призвал выступить против абортов. По большому счёту, Патриарх своим призывом, вскрыл нарыв, который держался втайне. Втайне держалось то, что происходят миллионы драм, связанных с уничтожением детей в утробе, без понимания, как это губительно влияет на общество и ведёт к потере этого же общества. Поскольку это губительно с точки зрения и нравственной расхолощенности, и, по большому счёту, просто уменьшает численность людей. Хотя даже не это должно нас пугать! Должно пугать то, что здорового общества не будет, пока мы сами, все вместе, участвуем в общем деле уничтожения наших детей! Это происходит за наш счёт, за счёт налогоплательщиков, за счёт медицинских услуг, оплачиваемых государством. Если государство заинтересовано в том, чтобы наша численность падала, тогда да, я понимаю, что государство сознательно платит за это. Государство оплачивает центры, где каждый несознательный человек может пойти и решить свои проблемы, прервав жизнь, и как-то начинать после этого жить дальше. Если государство в этом заинтересовано. Но если государство, на мой взгляд, трезвеет, если оно приходит к пониманию совершенно новых систем координат, координат будущего, если государство видит себя в будущем, то тогда необходимо задаваться такими сложными и порою неудобными вопросами зарождения и сохранения человеческой жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *